”Ее глаза были залиты кровью”: как украинских детей безнаказанно калечат

За последние два года в Украине произошло несколько случаев, когда дети погибали и становились инвалидами в школах и детских лагерях. До сих пор никто не понес реального наказания.

Как показывают эти дела, расследования неоправданно затягиваются, на скамье подсудимых оказываются стрелочники, а вот те, кто обязан был отвечать за безопасность детей, спокойно себя чувствуют на свободе. Подробнее – в материале OBOZREVATEL.

“Аиша лежала на столе, ее глаза были залиты кровью”

Марина Сулиман, мама маленькой 6-летней Аиши из Киева, больше не будет отмечать свой день рождения. “У меня его больше нет”, – сдерживая слезы рассказывает OBOZREVATEL женщина. Именно в день рождения Марины, 4 апреля, жизнь их семьи кардинально изменилась.

Мама вспоминает, что еще утром того злополучного дня все были счастливые и веселые. Аиша и ее старшая сестра отправились в школу №69, на улице Донецкой в Киеве.

“Я еще была дома, когда вскоре мне позвонила классная руководительница и сказала – приходите, Аише плохо. Я еще подумала, может, ей стало жарко и ее тошнит, такое бывает. Собралась и пошла. У дверей школы стояли две “скорые”. Тогда я испугалась. Аиша лежала на столе в столовой школы, ее глаза были залиты кровью, а врачи пытались запустить сердце. Ее реанимировали 23 минуты, врач сказала, что у нее была клиническая смерть. Я тогда не могла понять что произошло, мы сели в “скорую” и поехали”, – вспоминает мама.

По ее словам, еще тогда школьница постарше подбежала к ней и кричала, что видела, что случилось, но чиновники из райадминистрации ее увели. Никто тогда в школу не вызвал полицию.

“Я постоянно находилась с дочкой в реанимации, Аиша была в коме. Но вечером в нашей группе в Viber родители стали писать, что Аишу ударило током. И там же появилось сообщение, что всех детей попросили забрать из школы, потому что ребенка ударило током. А чуть позже все записи исчезли, кто-то взял и удалил группу”, – рассказывает Марина.

Буквально на другой день в школьной столовой начался ремонт.

Потом дети рассказали, что Аиша прикоснулась рукой к металлическому раздаточному столу в школьной столовой и пронзительно закричала. Она даже несколько секунд не могла оторвать ручку от стола, а потом потеряла сознание.

В тот день, буквально за полминуты до Аиши в столовой пострадал еще один мальчик, его также ударило током, когда он хотел взять что-то со стола. Но он успел отдернуть руку вовремя.

Несчастный случай?

Правда, в самой школе признавать, что ребенок пострадал от удара током, не хотят.

“В школе сразу пустили слух, что у моей дочери порок сердца. Простите, но мы перед тем как прийти в 1 класс, прошли две медкомиссии – сначала в Сумах, где думали дочка пойдет в школу. А потому уже тут, в Киеве. Все было хорошо. Аиша родилась 7-месячной, тогда врачи сказали, что у нее не заросло “овальное окно” в сердце. Но в 1,2 годика уже все было в порядке, хотя я еще долго водила дочку в поликлинику. Мне даже говорили, что не нужно так часто сюда ходить, у вас здоровый ребенок”, – рассказывает Марина Сулиман.

Также ЧП с Аишей видел и один из охранников школы. “Он лично мне рассказывал, что это был удар током. Но говорить в полиции об этом не захотел. Так и сказал, я ничего говорить не буду, и вы ко мне с этим не подходите”, – говорит Марина.

Родители школы разделились на два лагеря. Одни считают, что девочке просто стало плохо с сердцем. Другие – что в школе Аиша пострадала не случайно.

После этого случая из школы уволилась директор Виктория Блажаева. Но OBOZREVATEL сумел с ней связаться.

“Никакого удара током не было. Это был несчастный случай. Была проверка, все документы, паспорт, техническая документация на этот стол в порядке. Меня знакомили с актами проверки. Мы делали запрос в больницу, где лежала девочка, нам пришел ответ. Что именно там написано, я уже не помню. Я сочувствую и маме, и девочке, но это несчастный случай”, – сообщила Виктория Блажаева.

Правда, что за несчастный случай, с чем он связан – так сказать нам и не смогла.

Вышла из комы, но мозг не заработал

Аиша 16 дней провела в реанимации и еще больше месяца в больнице. Сейчас она не ходит, не разговаривает, ее состояние врачи называли вегетативным.

“Это когда человек вышел из комы, но мозг его не заработал. Правда, не все врачи подтверждают этот диагноз. Многие просто не знают, что с ней и как нам дальше быть. Сейчас дочка научилась немного держать голову, может уже есть нормальную неперетертую пищу, немного сидит. Раньше она просто лежала и даже не сгибалась. Нам говорят, что нужна реабилитация, но какая, где?” – говорит мама.

Маме Аиши в школе не дали возможность ознакомиться с документами внутренней проверки: “Так и сказали, проверка внутренняя и вас это не касается. Т.е. моя дочь пострадала, а меня это не касается”.

В Соломенском отделении полиции открыто дело. Правда, упущено много времени. Пока Марина с дочерью были в больнице полтора месяца, никто этим не занимался.

“Была девушка-следователь. Но когда я ей позвонила из больницы и спросила, открыли ли дело, то она ответила, мол, а что мы можем им пришить? Это был несчастный случай. Потом она пропала, сейчас это дело ведет другой следователь, я уже у него была, знакомилась с документами, там их две папки. Надеюсь, хоть он расследует это”, – отметила Марина.

Не первый случай

Это не первый трагический случай в детских заведениях, куда украинцы спокойно отдают своих детей, будучи уверенными, что с ними там ничего не случится. Однако ошибаются.

Яркий тому пример – трагедия с юной гимнасткой Марго Лукашук. 8-летняя девочка отравилась в лагере “Славутич” в Киевской области. Об этом стало известно 2 июля. Малышка впала в кому, а 12 сентября умерла в больнице. Родители, мама Юлия и папа Ярослав, в отчаянии ищут правду. Во вторник, 20 ноября, родители пришли к ГПУ, чтобы привлечь внимание к смерти своей дочери. За которую никто отвечать не собирается.

Как рассказала OBOZREVATEL адвокат семьи Оксана Соколовская, полиция Переяслав-Хмельницкого, где находится лагерь, следствие толком и не проводила. Поэтому дело было передано в Киевскую область.

“Тогда у мамы появилась надежда, что кто-то займется выяснением причин смерти ее дочери. Однако время идет, и за два месяца после смерти Марго ничего не сделано! Только через два месяца они решили провести судмедэкспертизу. Лагерь до сих пор продолжает работать, не проведены обыски, допрошены только несколько родителей из числа отравившихся детей. Мама вынуждена сама звонить следователю и просить, чтобы он кого-то допросил. В деле до сих пор нет подозреваемых”, – сообщила адвокат.

Также, по словам адвоката, с самого начала дело пытались замять. В первый же день, когда родители обратились в полицию по факту отравления детей, никто в лагерь даже не приехал. В тоже время руководство заведения не впускало на территорию прокурора. За это время на кухне все успели помыть и убрать. Однако Госпотребслужба таки обнаружила в пищеблоке “Славутича” стафилококк и кишечную палочку. Причем нашли палочку в воде, которую пили дети.

“К сожалению, наши госорганы, такие как Госпотребслужба, не имеют права закрывать лагерь, лишать лицензии. В результате лагерь продолжает принимать детей. Никому до сих пор не предъявлено подозрение. В деле за два месяца не появилось подозреваемого. На все мои адвокатские запросы приходят отписки. Мол, все расследуется. Такое впечатление, что сейчас наступило идеальное время для совершения преступлений. Никто ни за что не отвечает, никто ничего сделать не может, поэтому творите что хотите”, – жалуется Соколовская.

Единственное, чего добилась Генпрокуратура за это время, это то, что лагерь перешел под юрисдикцию государства. Поскольку ранее он был незаконно украден, и в последние годы его владелицей была компания, связанная с сожительницей беглого президента Виктора Януковича – Любовью Полежай.

Правда, к делу о смерти Марго Лукашук это никакого отношения не имеет.

На сайте лагеря “Славутич” сейчас активно приглашают детей провести свои новогодние каникулы у них. Неделя отдыха стоит 5600 грн.

“Виктория”: на скамье подсудимых директор лагеря

Уже два года в судах рассматривается дело о пожаре в одесском лагере “Виктория”, во время которого погибли три девочки из танцевального ансамбля “Адель”. Деревянный корпус лагеря, открытый с помпой мэром Одессы Трухановым, вспыхнул как спичка. Старшие дети помогали спасать и выводить из горящего здания младших детей, некоторым пришлось прыгать со второго этажа.

В “Виктории” были нарушены сразу несколько правил пожарной безопасности. Не работала сигнализация, которая была неисправна изначально. Дети жаловались, что в душевой их било током. Деревянные конструкции корпуса практически не были обработаны противопожарными средствами, поэтому он так быстро сгорел.

Родители детей своими силами пытаются проводить расследование. Поскольку до сих пор так и не были установлены причины возгорания.

На скамье подсудимых – директор лагеря Петрос Саркисян, его содержат в СИЗО. Саркисяна обвиняют в растрате и нарушении правил пожарной безопасности. Его зам Татьяна Ланина, которая проходит по делу о растрате, в суд не является. Под ночным домашним арестом находятся два сотрудника МСЧ – инспектор Леонид Бондарь и его экс-начальник Валерий Дяченко. Их обвиняют в служебной халатности. В суд передано дело по обвинению в халатности бывшего зама мэра Труханова Зинаиды Цвиринько. Других чиновников в деле нет.

А власти Одессы настойчиво хотят возобновить работу лагеря “Виктория”. Более того, они уже выстроили новый корпус на этой же территории. Фактически отдыхать дети будут на костях погибших. Ведь почти через два года после трагедии на месте пепелища эксперты нашли фрагменты костей погибших девочек.

Отец погибшей Софии Мазур, Алексей, за собственные деньги привлек независимых экспертов из эстонского негосударственного Международного института экспертиз. Родители хотят выяснить причину трагедии. “Нам почти два месяца пришлось выбивать у следствия вещественные доказательства. Они не хотели их отдавать. Поэтому работа независимых экспертов затянулась. Но думаю, скоро уже будут результаты”, – заверил Алексей Мазур.

Let’s block ads! (Why?)

Powered by WPeMatico

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.